Майкл Финкель «Я ем тишину ложками»

 Эта книга относится к жанру документально-художественной прозы. Её  герой — реальное лицо. Сведения об «отшельнике из Мэна»  Кристофере Найте можно найти, например, в Википедии.

Крис вырос в обычной деревенской семье, у него было четверо братьев и сестра. Найты выращивали овощи. Отец учил мальчишек мастерить, строить, чинить… С деньгами в семье было туго. Но от многих других деревенских семей их отличала, пожалуй, любовь к книгам, за что они получили прозвище «семья умников». Найты не были особо общительными, что, впрочем, не выходило за рамки привычного.

За Крисом-ребенком не водилось никаких особенных странностей. После школы он выучился на электрика, получил работу установщика охранных систем в домах и автомобилях, снял комнату в небольшом городке и купил машину. Проработав год, он исчез, никому не сказав, куда направляется. Крису было 20 лет. Он ехал на своей машине на север штата, пока не кончился бензин. Бросив машину на краю леса и имея с собой лишь палатку и рюкзак, он вошел в лес, не зная еще, что тот станет его убежищем на целых 27 лет. Не было никаких видимых причин, чтобы Кристофер превратился в отшельника, перемолвившегося за все это время лишь одним словцом с единственным случайным человеком. 

Чтобы выжить в суровом климате северного штата, Крису пришлось пойти на сделку с совестью — воровать в садах и кладовых садовых домиков. Крал он не только еду и одежду, но также книги, батарейки для транзисторного радиоприемника, брал самое необходимое. Никогда не трогал дорогие вещи.  За долгие годы его набегам подверглись сотни домиков. Его искали, выслеживали и, наконец, в 2013 году поймали. Ко всеобщему удивлению отшельнику удалось сохранить вполне человеческий вид, он был выбрит, прилично одет, знал, что делается в мире. Но навыки общения были утрачены. Далее последовала тюрьма, непростое, но громкое судебное разбирательство.

Журналисту Майклу Финкелю удалось наладить контакт с Кристофером Найтом. Очень деликатно, сочувственно и даже поэтично излагает автор историю его отшельничества. Одиночество может быть вынужденным и драматичным. Общение и сотрудничество — естественное состояние не только людей, но и многих видов животных. Наказание одиночеством  считалось во все времена одним из самых суровых. Но отшельничество — дело добровольное. Об истории отшельничества, об отношении к отшельникам в разные времена и в разных странах узнает читатель из этой книги. Отшельники — это монахи, иноки, анахореты, пустынники, изгои. Многие религии считают уединение высшей формой духовной практики. Иных почитали как мудрецов, познавших смысл жизни, иных боялись и презирали.  А в Англии 18 века  среди аристократов существовала даже мода на домашнего отшельника, которого можно было показывать гостям в вырытой где-нибудь на краю поместья пещере.

Финкеля, как и многих других, волновал вопрос: почему Найт  это сделал?  И еще: почему это вообще делают? К Крису пытались применить такие диагнозы, как аутизм, синдром Аспергера. Из книги мы узнаем, что склонность к одиночеству частично заложена в генах, что уровень в организме некоторых гормонов влияет на потребность  в общении. «У каждого есть генетический измеритель способности к общению… Способность Кристофера Найта стремилась к абсолютному нулю».

Мне книга показалась весьма интересной. Та степень раздражения, которая проявляется в некоторых комментариях по поводу книги и вообще этой истории, показывает, что многих она задела за живое.

Похоже, однако, для того, чтобы стать отшельником, в наше время совсем не обязательно уходить в леса. «Одиночество в сети» существует.

«Мне никогда не было одиноко, — говорил Найт. — Я сделал это, потому что чувствовал, что несчастлив. И я нашел место, где мне было хорошо». 

Лидия Димова

волонтер библиотеки Пельгуранна

о наличии книги см. в каталоге ESTER

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *